Cheap flights Горнолыжный туризм » Личный клад

Личный клад

Обладатель двух серебряных медалей чемпионата мира в Ханты-Мансийске Максим Максимов этим летом тренируется под началом нового тренерского штаба мужской сборной России и под присмотром Олимпийской чемпионки и многократной Чемпионки мира Альбины Ахатовой. Застав Максима и Альбинувместе на очередных сборах национальной команды, спецкор biathlonrus.com Мария Байдина не удержалась и уговорила семейно-профессиональный дуэт на интервью вдвоем.

О сложностях подготовки к Чемпионату мира в Хантах, бесценных советах Олимпийской чемпионки, публичных признаниях в любви — в эксклюзивном интервью дуэтом, где железная леди Альбина Ахатова превращается в любящую женщину, а призер Чемпионатов мира Максим Максимов — в любителя ставить по-крупному.

СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ

Мария Байдина: Чьего желания было больше в решении ездить вместе на сборы?

Максим Максимов: План сборов в этом сезоне такой, что дней между сборами очень мало. Тренерский штаб пошел нам навстречу и разрешил на тренировочные сборы брать своих любимых, семьи. И я сделал предложение Альбине, от которого она не смогла отказаться (смеются). Мне кажется, это было обоюдное желание, ведь у нас появилась возможность быть больше времени вместе. Тем самым мы создали себе полный уют и комфорт здесь на сборах, благодаря которому не приходится разрываться между домом и работой. Тем более, что Альбина занимается практически тем же, что и дома — присматривает за детьми и за мной (улыбается).

М.Б.: А что, за Максом надо присматривать?

Альбина Ахатова: Мужчины — это те же дети, только большие (смеется). Постоянно требуют к себе внимания, заботы. На самом деле я весь прошедший год и теперь полностью подстраиваю свою жизнь под график работы Максима — под тренировочные сборы, выступления. Можно сказать, помогаю любимому человеку добиться результата тем, что обустраиваю наш быт, дом. Стараюсь создать максимально комфортные условия для того, чтобы Максим мог полноценно тренироваться и отдыхать и не имел никаких ненужных житейских забот. Конечно, это здорово, когда есть возможность быть вместе. Хотя изначально эта мысль исходила от Максима. Я переживала, что буду мешать Максиму выполнять необходимый объем работы, расслабляя его тем, что находясь рядом не работаю, как он, а отдыхаю. Но Максим говорит, что у него все наоборот, что своим присутствием я помогаю настроиться на хорошую работу. А если ему наше присутствие помогает, то я только очень рада этому.

Максим: Помогает, и причем очень сильно. Кому как, а мне идеально — я так спокоен и работаю с большей отдачей. Альбина рядышком, и мне не нужно бегать по гостинице в поисках интернета, чтобы пообщаться, нет мыслей о том, что хочется быстрее уехать со сбора домой, потому что соскучился.

М.Б.: Макс, ведь с тобой рядом не просто жена, а профессиональная в недавнем прошлом биатлонистка. Ни за что не поверю, что в вашей семье не говорят о биатлоне!

Максим: В нашей семье не просто говорят о биатлоне, а живут биатлоном. Мне повезло, что Альбина профессиональная спортсменка. Мне не нужно объяснять ей тонкостей моей работы, мы понимаем друг друга с полуслова. Так как она профи своего дела, она ценит то, что я делаю. Поэтому мы всем семейством выезжаем меня тренировать в межсборье. Альбина помогает мне в организации тренировок. Пока наши дети изучают, что есть в лесу, Альбина вместе со мной на пристрелке, она засекает на секундомере время стрельбы, снимает на камеру мою технику и подсказывает по ходу тренировки. Плюс Альбина — большой профессионал в стрельбе. Она великолепный стрелок, в этом у неё огромный опыт, она практик и хороший педагог, мне помогает разобраться в конструкции и подгонке ложи, тонкостях работы на рубеже. Поэтому о биатлоне разговоры и дискуссии постоянны.

М.Б.: Альбина, Макс парень с характером, и есть ощущение, что ты его не только техническим моментам обучаешь, но и житейской мудрости.

Альбина: У Максима житейской мудрости хватает, я просто помогаю ему правильно расставить приоритеты, если он об этом забывает. Максим умный парень, имеющий аналитический склад ума, он хорошо разбирается в людях и сложившихся ситуациях. Максим делает правильные выводы, стремится всегда к максимуму и совершенству. Единственная его отрицательная черта — критицизм. Но, слава богу, меня он не критикует.

M.Б.: У Макса в прошлом сезоне довольно часто проскальзывало — «наше дело махать палками». Многих зацепило, потому что непохоже это было на Макса — во всем с тренерами соглашаться.

Максим: Эта фраза впервые прозвучала после «Ижевской винтовки». Эти старты были отбором на январские этапы Кубка мира и для меня сложились неоднозначно. В индивидуальной гонке я не справился со стрельбой, хотя чисты ходом прошел отлично. Спринт я выиграл. В интервью после спринтерской гонки и объявления состава на январские этапы журналисты спросили: «Нет ли обиды, что не взяли, и ощущения, что в команде есть люди, чье место в «основе» незыблемо, а остальные вынуждены постоянно что-то доказывать?». На что я им ответил: «Я в это не лезу, моя задача — показывать результат. Если тренерский штаб и руководство приняло решение — значит, оно было чем-то обосновано: может, я в самом деле где-то недоработал. Мое дело — махать палками, а уже тренерам и руководству решать, кому и где бежать». Каждый должен заниматься своим делом — вот, что я имел в виду.

СВЯЗАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕЛЬЮ

M.Б.: Вспомните, как готовились перед стартом чемпионата мира, о чем думали, мечтали ли об индивидуальной медали?

Максим: После моего выступления в Америке тренеры сказали мне, что на подготовительный сбор к Чемпионату мира с командой я не рассматриваюсь, и у меня будет в Увате отбор. Мне ничего не оставалось, как по прилёту в Россию поехать в Уват и готовиться к отборочным стартам. В очередной раз я попросил Альбину помочь мне в подготовке. Альбина была рада, что у неё появится возможность побыть с любимым, да ещё и потренировать (улыбается). Сели с Альбиной и написали тренировочный план. В эти дни в Увате как раз готовилась тюменская команда под руководством Виктора Чурина, который и помог мне выполнить намеченный план работы. Когда эти отборочные гонки в Увате так классно для меня сложились, я понял, что нахожусь в хорошей форме, что мы на правильном пути в подготовке. Это придавало уверенности в себе. И я еду на Чемпионат мира. Теперь главным для меня было то, чтобы мне дали возможность стартовать.

М.Б.: Альбина, ты была уверена, что Макс попадет в Ханты?

Альбина: На самом деле я не ожидала, что все получится так классно. Хотя предпосылки были, ведь изначально сезон для Максима складывался хорошо, он был в тройке призеров на контрольных тренировках предсезонки. На первом этапе Кубка мира был одним из лучших среди наших. Всё складывалось замечательно, был хороший ход и уверенная стрельба. Но после спринтерской гонки второго этапа Кубка мира все пошло наперекосяк, гонка не сложилась. Если другим спортсменам непопадание в пасьют сходило с рук, то Максиму такое не прощалось. Он весь сезон балансировал на грани. На «Ижевской винтовке» Максим в индивидуальной гонке показал практически лучший ход, проиграв 4 секунды лидеру, но не справился со стрельбой стоя. А в спринте собрался и выиграл. Но его все равно не взяли в команду на январские этапы, отправив на самоподготовку. После этапов Кубка мира в Америке, где Максим бежал довольно уверенно и был далеко не самым худшим в команде, его отцепили, отправив в очередной раз самостоятельно готовиться к заключительному отбору в Уват, сказав, что это его уровень и на большее он неспособен. Тренеры, которым он доверял, этим высказыванием просто раздавили Максима. Верила ли? Конечно, верила. В 2008 году Максим выиграл индивидуальную медаль чемпионата мира. А я убеждена, что если хоть раз спортсмен добился результата, то он всегда может его повторить — нужно ему только помочь. На самом деле Максиму надо было просто психологически собраться, сделать выводы из тех ошибок, что были допущены в сезоне. Прежде всего это касается стрельбы. Насчет остального я не беспокоилась: база у Максима была заложена хорошая. Он большой молодец, что сумел так хорошо настроиться на отборочные старты и выступления на чемпионате мира.

М.Б.: Макс, тебе сразу сказали, что на чемпионате мира побежишь индивидуалку?

Максим: Нет, но я к этому был готов. Мы с Альбиной написали два плана подготовки к стартам — на спринт и на индивидуальную гонку. Но, несмотря на то, что я отобрался на чемпионат мира, присутствовали опасения, что меня не поставят вообще ни на одну гонку. Эта неопределенность напрягала, заставляла нервничать… Приехали в Ханты за 10 дней до первого старта — спринтерской гонки, я делал базовую работу, подходящую для спринта и индивидуальной гонки. А когда сказали, что побегу индивидуалку, то на душе реально отлегло, появилось спокойствие и уверенность, начал оттачивать план «Б». Я уже не помню, сколько раз тогда прошел эту трассу. Готовились последние дни осознанно только под индивидуалку — проходил каждый поворот по нескольку раз за тренировку, ловил движения, чтобы в момент гонки ни на чем ни секунды не потерять. Я попросил тренеров ничего не говорить по трассе, потому что знал, что весь свой максимум выдам в этой гонке. Был уверен, что если получится со стрельбой, то у меня все будет хорошо. После последнего рубежа я посмотрел на табло — был там второй после Бо, проигрывал ему меньше секунды. Я понимал, что ходом мне у него не отыграть. Он был на голову выше всех, на протяжении всего сезона. Но я знал, что второе место не отдам никому.

M.Б.: Помню — ты прибежал в микст-зону и почти прокричал: «Дай телефон, я Альбине позвоню, она не смотрела!»

Альбина: Так сложилось, что когда я смотрю гонки с участием Максима, они у него не очень получаются. Мне кажется, он чувствует дополнительную ответственность что ли… И перед индивидуальной гонкой я ему сказала, что не буду смотреть гонку. Но, конечно же, я не удержалась (смеются). Не удержалась благодаря своему папе, который позвонил перед гонкой и спросил: «Смотришь?» Я сказала что не смотрю и рассказала всю предысторию. А он сказал, что всё это ерунда, и все суеверия он опроверг на собственном опыте за 15 лет моей спортивной карьеры. После чего я включила телевизор. Спасибо папе! Мой восторг, полученный от гонки, от безупречной работы Максима на рубеже, не передать словами. Все-таки четыре ноля на стрельбе реально восхищают. Это была красивая победа над сильными соперниками и над самим собой в первую очередь.

Максим: Когда я выиграл первую для себя и для России медаль, то выдохнул с облегчением и чувством удовлетворенности, что у меня в этой гонке все получилось. Я выдал все, на что был готов на тот момент, не зря мы столько работали. Я был счастлив!

Альбина: Этот сезон оказался лучшим в карьере Максима. Две серебряных медали Чемпионата мира и выигранный Кубок России в общем зачете.

Максим: Когда сезон заканчивается так хорошо, все неприятные воспоминания уходят на второй план.

M.Б.: Альбина, «полюбить — так королеву, воровать — так миллион» — это про Макса? Особенно вспоминая, что единственное попадание на элитных стартах в призы пришлось на чемпионат мира.

Альбина: Если вы имеете в виду, что Максим борется только тогда, когда велика цена медали, то он не такой. Он борется и работает на максимуме каждую гонку. Да, пока нет стабильности в высоких результатах, но Максим к этому стремится. Может у него такой спортивный темперамент. Он способен на максимальный результат в пограничных ситуациях. Но в жизни он не совсем такой.

М.Б.: Ну как же! Долгое время хранить молчание и признаться в любви публично, 14 февраля, да еще и в «Советском спорте»!

Альбина: Для меня это был большой сюрприз. Очень приятный и неожиданный. Я всегда считала Максима скромным для таких поступков. А в жизни я не против быть его королевой (улыбается).

М.Б.: А если вернуться к спорту, тебе самой какой спортивный темперамент ближе — когда раз в год, но выстреливает, или, когда может быть без особых всплесков, но уверенно стабильный ровный результат?

Альбина: Для меня идеально, если всегда стабильно ровный высокий результат. Кто на это способен, тот и выигрывает общий зачет Кубка мира. И я всегда к этому стремилась сама и думаю, что каждый спортсмен к этому стремится. С другой стороны, хорошо хоть раз в год, но выстреливать. Мне, вообще, самым ценным спортивным качеством всегда казалось умение спортсмена собраться и сделать максимум возможного именно тогда, когда это больше всего необходимо. Как говорится — в нужное время в нужном месте. Сейчас биатлон под таким огромным вниманием, что результат нужен всегда.

М.Б.: В чем у Макса еще есть резерв?

Альбина: Безусловно, у него есть большой потенциал в стрельбе. В этом компоненте ему реально можно вырасти, добиться стабильности в стрельбе и за счет этого существенно улучшить свои результаты. Надеюсь, в этом сезоне Максим вырастет функционально, работая с Николаем Петровичем Лопуховым над функциональной и технической подготовкой. Если исправить технические ошибки в лыжном ходе, то прибавка будет.

М.Б.: Макс, Альбина — больше жена или больше тренер?

Максим: Я это не разделяю, она и жена, и тренер. Я её люблю как жену и уважаю как специалиста. Знаю, что она живет мною, и мы живем биатлоном. Для меня она великая спортсменка, достигала пика, который покоряется единицам. Поэтому к ее подсказкам я всегда прислушиваюсь. Как жена она желает мне добра, а как тренера ее не обманешь, что устал, что тяжело, что не могу. Она всё это прошла, все испытала на себе. Она и жена, и тренер, и главный критик, и психолог. Оправданий перед ней я не ищу. Она всегда точно указывает на такие мелочи, которые я не могу увидеть сам.

Альбина: Скорее всего, жена-спортсменка. Но я настолько рада тому, что профессиональный спорт в моей жизни закончился, и началась семья… Если честно, я наслаждаюсь такой жизнью. Любимый человек рядом, наши дети тоже. Я им нужна, я этим живу, и это делает меня счастливой. А счастье, как и олимпийская медаль дается не каждому!

Максим: Мне с Альбиной очень повезло. Она мой личный клад.

Официальный сайт СБР


Нет комментариев на "Личный клад"

Нет комментариев.

Оставить комментарий

Имя : 
Почта : 
Сайт : 
Комментарий: